Воспоминания полковника: Красногоровка напоминала Чернобыль, а чиновники и милиционеры попросту сбежали

18 октября 2014, 14:40
2158
1

Человека в каске и бронежилете зовут Алексей Ноздрачёв. Он руководит оперативными группами военно-гражданского сотрудничества, созданными при Генштабе. Сегодня работают четыре такие группы, в каждой 6–8 офицеров. Они приезжают в освобождённые населённые пункты, общаются с местными жителями, пытаются обеспечить им нормальные условия существования и снизить уровень враждебности к украинской власти.

Первые группы появились в западной части Донецкой области в конце июня. Военные и до этого как могли помогали гражданским, но Ноздрачёв пытается сделать помощь системной. Он знает, как может работать такая система, видел её в действии в Ираке в 2005–2006 годах, когда служил в многонациональном миротворческом контингенте.

Там солдаты-миротворцы не только доставляли гуманитарные грузы и оказывали первую медицинскую помощь местным жителям. Они восстанавливали энерго- и водоснабжение, строили больницы, школы и детские сады, привозили врачей и учителей.

Впервые за время беседы полковник Ноздрачёв позволил себе эмоции, поделившись своими воспоминаниями о Красногоровке:

— Вы бы их видели! Представьте женщину вашего возраста, которая осталась одна с тремя маленькими детьми и не знает, что с ними будет. Заболеют, а лечить нечем. Представьте, полупарализованную старушку, которая две недели прожила в подвале без электричества на одной воде. Даёшь ей хлеба и тушёнки, она плачет, говорит: "Давно так хорошо не ела". А ещё парней от 16 и старше, которые валяются под заборами в перманентном запое. Понимаете? Хлеба там нет, а водка откуда-то появляется, и вокруг такое творится, что остаётся только пить. Слышали о городке Красногоровка? Там бои шли почти неделю. Мы приехали на следующий день после освобождения. Едем, как по Чернобылю: не то что человека, собаки нигде не видно. Находим бомбоубежище в подвале бывшей музыкальной школы. Достаю оттуда ребёнка лет пяти, почти как моя старшая дочь, а он меня боится, потому что уже видел людей с оружием и они несли зло. Боится, но хлеб из рук берёт — голод бывает сильнее страха.

Одна из функций CIMIC — физическая защита населения на освобождённых территориях. До тех пор, пока ситуацию не возьмёт под контроль легитимная власть. Так в Ираке миротворцы заново создавали местную полицию, а в Украине находят сбежавших милиционеров и убеждают вернуться к работе.

Если в самой Красногоровке мужчин в возрасте от 20 до 40 не было вообще, то в пяти минутах езды, в городе Курахово, их оказалось даже слишком много, и почти все в милицейских погонах. Городок этот штурмом не брали, и обстановка там с начала АТО оставалась относительно спокойной. Так что необходимости в большом скоплении блюстителей порядка не было.

После беседы Алексей выяснил, что это милиция из Красногоровки и соседней Марьянки. Уговорить их вернуться на свои участки оказалось непросто. Отказ подкреплялся железной аргументацией: "Там опасно!"

— Одним достаточно объяснить, что уровень опасности в городе как раз и зависит от их работы. На других нужно надавить через районное или областное начальство. Есть и такие, которых не вернёшь. С чиновниками то же самое, мы разыскиваем мэров и заместителей мэров. Кто-то возвращается, кого-то приходится заменить. В любом случае помогаем справиться с кризисной ситуацией, но системное поддержание правопорядка — не наша задача. Армия не должна подменять власть.

КуМар
Использованы материалы: Фокус
Поделиться:
Присоединяйтесь к нам:

Комментарии (1)

  1. Я не верю полковнику Ноздрачеву, у меня родственники живут в Красногоровке, общаюсь с ними, но ни одного раза не было сказано о какой-то доброте и тем более помощи от правительственных воинов. Все это вранье. Если бы они хотели помочь людям, то не стреляли бы, хотя бы в период договора о затишье.

Чтобы добавить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.